АЛЁ, DIGITAL! ВЫПУСК#2
НИКИТА МИХЕЕНКОВ
Руководитель агентства Nimax!

Алёша с вами!
Сегодня у меня в гостях
Никита Михеенков


Руководитель агентства Nimax. Один из идеологов и активных участников сообщества цифровых компаний Петербурга SPECIA.
А.В. — Алексей Варламов
Н.М. — Никита Михеенков

Про PR, контент-стратегию и публичные выступления
А.В. — Nimax — это одна из самых активных компаний в соц.сетях. Я уже пообщался с вашим PR-менеджером. У вас почти полсотни, даже больше сотни презентаций на Slideshare. Однако публикации у вас идут не только от компании, но и от твоего имени. Потому что многие ассоциируют, как я, например, Nimax именно с тобой во главе. Как у вас построена контент стратегия? Может быть у тебя какая-то своя личная или ты её дополняешь?


Н.М. — Есть, конечно, контент-стратегия, есть план выпуска материалов, есть такой коммуникационный план, что мы рассказываем о компании вообще, как устроен наш бренд, что мы именно должны про себя говорить и рассказывать. И мы это пытаемся отстроить как технологию для PR-менеджеров. Сейчас у нас специалист хорошего, прям очень хорошего уровня, который полностью автономно всю эту работу ведет. Я в этой истории появился довольно случайно, потому что в какой-то момент мы остались без PR-менеджера, где-то месяца на четыре, и прикрывал тыл, что-то писал то что у нас происходит и как-то так после этого получилось, что я не смог остановиться и, поэтому, там веду свою такую прикрывающую программу дополнительную и там тоже есть план и он очень большой. Недавно считал, порядка 70-80 публикаций и статей, которые нужно написать.


А.В. — За какой период?


Н.М. — Без периода. Я пишу, когда время есть. Довольно бессистемно. Но тем очень много, просто не понятно, где брать на все это время, поэтому так, периодически.


А.В. — Из-за твоей подготовки к личному выступлению. Я прочитал есть одна из самых популярных ваших презентаций Растворимый Мартин Лютер Кинг, где ты говоришь для того, чтобы подготовиться спикерам, нужно много прогонов по 5-10 раз сам прогоняешь. Так получается, что ты так или иначе ты заучиваешь? Я по себе сужу, на тех же экзаменах в универе, т.е. если ты знаешь тему, тебе достаточно знать тезисы докладов и потом уже ловить драйв и как бы рассказывать. Это же не стихотворение на уроке литературы.


Н.М. — Не совсем. На самом деле, это не моя презентация. Мы несколько лет назад вообще не выступали, в какой-то момент решили, что нужно выбираться на конференции, что-то рассказывать о себе. Но проблема в том, что у нас никто не видел себя на сцене и всем было страшно и непонятно, как это делать, поэтому учились.


А.В. — Ты писал про интровертов, которым тяжело вытащить и рассказать про себя.


Н.М. — Да, и мы проходили специальный курс обучения на Coursera. Мы тренировались друг с другом, тренировались внутри, на каких-то дружественных мероприятиях. Потом стали выбираться на какие-то большие мероприятия, и у нас подход такой, что если люди приходят послушать какую-то тему, то это должно быть ёмко, хорошо, быстро, подготовлено, т.е. это коммерческий продукт. Мероприятия в формате выйти-поговорить мы используем только когда дело касается совсем нашей работы, т.е. про устройства агентств-студий, про собственный PR, про какие-то темы, которые связаны с нашей работой. Но чаще, на самом деле, мы все рассказываем темы, в которых, ну, например, я периодически что-то рассказываю про дизайн, при том, что дизайном я не занимаюсь, а это уже приходится репетировать. Приходится рассказывать про чужую работу.


А.В. — Ты хоть и не автор конкретно этой презентации, но там тоже было: перед выступлением не бухать и высыпаться.


Н.М. — Мы действительно репетируем по 8-10 раз, и на конференциях я, на какую конференцию не схожу, я недоумеваю, вроде бы уже давно вся эта конференционная программа идет, вот, и в каждой секции будет спикер, который в первый раз видит свою презентацию и не может связать то, что он говорит с тем, что там показывают.


А.В. — Т.е. резюмируя, это не наизусть, а просто прогон, чтобы вообще свободно свободно плавать?


Н.М. — Самый оптимальный результат прогона, это когда ты можешь одну и ту же презентацию рассказать в десяти разных формах без потери смысла.


А.В. — Например? Что значит десять разных форм?


Н.М. — Это значит что, когда ты столько раз рассказывал эту презентацию, что ты можешь любой кадр взять и рассказать про него по-разному, не отрепетировано, не в одной только форме, а по-разному.


А.В.— Применяешь какой-то образ и пытаешься про него рассказать. Т.е. насколько легко оно идёт из тебя.


Н.М. — Да, да!
PR-директор Nimax, Дарья Баринова

Д.Б. — Дарья Баринова, PR-директор Nimax.


А.В. — Что такое PR-менеджер в агентстве? Чем он занимается?

Д.Б. — Организовывает мероприятия. Я отвечаю за наши соцсети.Вообще, глобальная цель, конечно, — создание положительного образа компании, в первую очередь у клиентов, и HR брендинг.Стараемся писать про продукты, про то, что мы делаем, а не просто отвлечённо про тайминг или про производительность.
Н.М. — У меня с конференциями складываются отношения так. Я обычно туда прибегаю, что-то рассказываю и убегаю. К сожалению, за последнее время мне не удалось даже один день прослушать целиком конференции.


А.В. — Не считал, сколько у тебя выступлений было в офлайне?


Н.М. — Нет. И на самом деле мы сокращаем количество выступлений. Мы предпочитаем контактный маркетинг, при чем безусловно из-за большого охвата, потому что можно бесконечно ездить по конференциям, а охват будет маленьким, потому что в залах не так много людей, а одна статья собирает любое количество просмотров при чтении. Поэтому мы постоянно уменьшаем выступления и растим контентную историю. И меня всегда ругает наш пиарщик, когда я вписываюсь в какие-то выступления и просит перестать это делать, просто лучше иди пиши статью.


А.В. — Как раз завершая тему с выступлениями, опять же в этом докладе было написано, лучше позвать иллюстратора, потратить на это какие-то деньги, не важно 100-200 долларов или какие-то другие. Самое главное, что они должны отбиться. И у вас всё настроено на эффективные коммуникации. Какие цели ты ставишь перед конкретным докладом?


Н.М. — Это сложный вопрос, потому что есть компании, у которых это всё отлажено, и когда человек идёт на выступление, у него задача привести 5 лидов. По факту на конференциях очень редко происходит продажа, у нас особенно редко, потому что мы стараемся, вот мы не те докладчики, которые выходят и рекламируют свой продукт. Мы пытаемся рассказать что-то интересное и рассчитываем на широкополосный пиар, который потом формирует отложенный спрос, и люди потом уже приходят к нам. Но всё равно, конечно, на мероприятиях, даже на внутренних, у нас здесь бывает, что… Недавно было небольшое мероприятие, и вдруг представитель какого-то крупного интегратора приходит с заказом, прям здесь в этой комнате. Это так странно.


А.В. — Мне сегодня подарили ваш тубус с плакатами, которые многие хотят себе. Это какой-то отдельный внутренний продукт у вас, инициатива специалистов, часть контент-маркетинга?


Н.М. — Да. Вот эта часть контент-маркетинга, это то, как мы видим будущее пиара и будущее контент маркетинга. Кажется, что традиционные подходы, те же самые выступления, статьи, всё это перестаёт работать, и нужно делать интересные вещи, и вот наши плакаты это как раз пример спецпроекта под нужный пиар, когда нестандартный носитель. Определенный подход к продакшену и определенные задачи продвигают компетенцию нескольких направлений. В общем, это прикольно работает по различным статьям.
Про SPECIA
А.В. — По поводу SPECIA я хотел спросить. Мы как раз сделали у себя в городе такую небольшую мини-конференцию.Это успешная попытка объединить, получается, агентства и студии в городе. Какая у тебя миссия, какая вообще миссия у SPECIA, какая твоя роль в ней?


Н.М. — Моя роль там совсем не велика, потому что мы затевали весь этот проект с тремя компаниями: мы (Nimax), Serenity и Kelnik. А потом, соответственно, компаний подтянулось так много, что нас стало сейчас около 180 компаний. Это самая большая региональная ассоциация, только в Москве есть общие большие ассоциации, которые крупнее нас. Там разный уровень увлечения участников, есть активная, основная масса, конечно, пассивная, но все это заработало благодаря тому, что есть цели, и они довольно большие, ёмкие, и основная цель — это создание технологического бренда города и привлечение клиентов. И вторая цель, которая больше такая прикладная, группа целей — это улучшение рынка через обучение участников, самих агентств, клиентов и сотрудников потенциальных. Это в принципе два таких самых больших блока задач, под которые подтягивается вся активность


А.В. — Т.е она такая — саморегулируемое опенсорсное объединение?


Н.М. — У нас есть администратор, постоянно фултайм работающий над этим проектом. У нас почти военная организация. Есть уровни членства в организации, все платят взносы. Компании, которые хотят попасть наверх — платят больше и участвуют больше. И мы, соответственно, там агрегируем бюджеты, причём у нас отдельное лицо под это заведено. Учредители — представители нескольких агентств, и туда приходят взносы, и из них платится зарплата администратору, который всю эту деятельность ведёт. Собственно говоря, мы все в этом уже не участвуем, участвует Катя Ерина (наш администратор SPECIA), она всё ведёт сама, и я помогаю только в планировании. У нас ведутся планёрки, мы обозначаем цели на периоды и дальше всё. Ну и плюс, конечно же, в деятельности участвуют сами агентства, например, наши ребята активно, далее пиарщик и другие ребята там участвуют. Из других агентств в основном пиар менеждеры, они помогают Кате и вместе запускают мероприятия, какие-то проекты и т.д.


А.В. — Т.е. это какая-то миссия для рынка города?


Н.М. — Да. И она очень такая большая, потому что, например, с точки зрения мероприятия у нас в этом месяце порядка 3-х мероприятий было.
Про лекторий и обучение
А.В. — У вас видимо столько выступлений и столько тем, которые можно донести до людей, что вы сделали лекторий из этого помещения. Здесь выступают только свои сотрудники или кто-то приглашенный? Как здесь построено?


Н.М. — У нас идея какая, мы хотим, чтобы мы были полностью открытой компанией, и любой человек, который работает на этом рынке, мог прийти к нам в гости. У нас мероприятия делятся на несколько групп. Есть закрытые, и они обычно связаны с какими-то проблемами, например, если что-то произошло на проекте, мы обсуждаем, как это не повторить, делаем ретроспективу, то это, конечно, закрытые. Все внутренние лекции, которые для обучения сотрудников, у нас открытые. Мы приглашаем не много, 5-6 человек внешних, на каждую лекцию. И есть полностью открытые лекции, на которых не только наши сотрудники, но и другие. Туда мы прям приглашаем всех, и набирается не очень много, 20-30 человек обычно. И плюс мы гостевые мероприятия делаем, т.е. любой человек...


А.В. — Наоборот вы выезжаете?


Н.М. — И мы можем прийти к кому-то рассказать, но чаще мы просто предлагаем коллегам, друзьям, что хотите здесь сделать лекцию — делайте. У нас делали другие компании.


А.В. — Т.е. вы за это не берете денег?


Н.М. — Нет. Пока ещё не готовы. Это микро площадка, даже её нужно готовить, ставить кондиционеры, звук. Вот, например, звук сделали, а кондиционеров пока ещё нет. Поэтому пока что-то тут продавать смысла нет.


А.В. — Получается, что самое интересное в этой истории, что клиенты заинтересовались этими мероприятиями и приходят на них или сами просятся.


Н.М. — Были мероприятия только для клиентов. Были мероприятия, которые мы делали для наших текущих клиентов, т.е. мы собирали 20-30 человек наших клиентов, с которыми мы уже успели поработать, и им что-то рассказывали.


А.В. — Ты после появления лектория не перестал выступать на сторонних каких-то конференциях?


Н.М. — На самом деле мы пытаемся завернуть внутрь эту активность, потому что здесь контакт глубже. Т.е. люди не только там могут что-то. На конференциях, всё-таки, там контакт такой, что ну вот вышел там чувак какой-то на сцену, рассказал вроде интересно, но кто это был, откуда он взялся, не понятно. Когда люди к нам сюда пришли, очень часто бывает, что опять таки они уже сейчас хотят стать нашими клиентами или они хотят сейчас прийти к нам на работу, т.е. вот это хорошо работает. Да, кстати, в ассоциации у нас хантинг запрещён. Мы стараемся выстраивать историю, при которой агентства конкурируют за сотрудников, но делают это нормально. Т.е. прозванивать сотрудникам другого агентства или сманивать их на мероприятиях или ещё что-то подобное делается, у нас тут это не принято.


А.В. — Это на самом деле правильно. Потому что если в контрах будешь с соседними агентствами, то никакого рынка не получится и никакой ассоциации.

Какую отраслевое мероприятие тебе по душе? Может есть самое любимое?


Н.М. — К сожалению, не смогу назвать.


А.В. — На 404 фесте не был в Самаре, в свое время?


Н.М. — Нет. Я, как посетитель мероприятий, абсолютно безнадёжен, потому что в качестве обучения я воспринимаю преимущественно статью, книгу, какой-то материал, с которым можно повозиться, подумать. Я вот люблю электронные книги и подкасты, но на конференциях мне терпения не хватает. Для меня это выемка мозга — целый день сидеть на конференции.


А.В. — В плане обучения сотрудников и самообразования ты писал в Facebook, что хочешь перестать покупать в офис книги. Их не читают или у вас какая-то электронная база знаний появилась?


Н.М. — Мы вообще не любим всё, что связано с бумагой, как бумажный инструментарий для хранения информации. Мы не любим, когда у нас менеджеры ходят с календарями, потому что на бумаге с информацией нельзя работать, её нельзя сортировать, её нельзя приоритезировать, информация на бумаге умирает. И тоже самое с книгами. Человек, когда он работает с электронными книгами, он может работать с многими книгами, может как-то размечать эту информацию, делиться. А всё, что происходит с бумажными книгами... Это опять же интенсивность. Если человек переходит на электронные книги, интенсивность чтения резко увеличивается, а с бумагами (бумажными книгами) это медленно, их надо покупать, хранить. У нас действительно всё перешло к такой системе, когда всё электронно, бумажная микро библиотека остается, но всё электронно. И плюс мы выстраиваем систему обучения, которая чуть более серьёзная. Год назад где-то мы завели HR-менеджера, и часть его задач — это выстраивать систему обучения по каждому направлению, для дизайнеров, для менеджеров. И он формирует списки обучения, которые must have для всех, и те, которые персональные. И это как правило микс из: надо сходить на конференцию, надо почитать две книги, 8 статей, сделать ещё что-то. И плюс есть ещё система тренингов. Мы пытаемся в целом немножко уйти от истории про обучение через просто чтение и пытаемся выстраивать мероприятия, на которых происходит наставничество и сразу отработка, то есть когда люди выполняют определенные упражнения, репетируют что-то, отрабатывают, проговаривают. Пытаемся перестроить от пассивного потребления к такой вот системе.
Про проекты агентства
А.В. — Мы когда ездили на дизайн weekend, разговаривали с Сергеем Прокофьевым (cpeople.ru) и вспоминали как раз тебя, про проекты агентства и централизацию и децентрализацию отдельных брендов. Раньше у тебя было по-другому. Одно агентство отвечало за брендинг, другое за ещё что-то. А сейчас наоборот. Почему? Сложно поддерживать бренды? Почему так произошло?


Н.М. — Сложно поддерживать, безусловно. Эта система оказалась тяжелой в поддержке. Нам одновременно приходилось вести три компании, которые уже работают, плюс у нас было несколько микро проектов побочных совсем, плюс ещё SPECIA, которая отнимает немножко времени, и мы, когда запускали видео направление, и появились там ещё. Вот сейчас, например, мы активно вводим услугу стратегии, очень активно её продвигаем. Сейчас аналитическое направление пытаемся сформировать. И стало очевидно, что под каждое направление городить отдельную компанию — это безумие. И мы всё это свернули обратно в Nimax и подбренды Nimax.Brands, Nimax.Video и т.п. Эта система позволяет нам разворачивать сколько угодно направлений и, что немаловажно, она позволяет отключать направления. В старой системе закрытие любого бренда — это PR-катастрофа, а сейчас мы можем совершенно спокойно эту систему перестраивать, и мы воспринимаем это как модульную историю, которую мы можем быстро расширить, изменить конфигурацию и при этом не создавать себе проблем, в т.ч. имиджевых.


А.В. — Получается, что юридически это одна компания?


Н.М. — Раньше у нас были разделены, в том числе. Самые крупные направления они были разделены юридически и были разделены на уровне учредителей. Сейчас это уже остаточное явление.
Почему Nimax?
А.В. — По поводу учредителей, до начала видео проговаривали Nimax идет название от Никита и Максим. По-моему, вы придумали это где-то в институте или университете.


Н.М. — Да. Мы сидели в институте, было скучно, мы решили чем же нам заняться и вот.


А.В. — По поводу видео. Я тоже с ребятами уже успел пообщаться пока тебя ждал. Именно видео направление. Вообще, кто генерит эти направления — ты?


Н.М. — На самом деле это идет от потребностей клиента и в т.ч. от наших попыток. Например, видео появилось, потому что мы начали снимать для себя, поняли, что это хорошо работает. Начали рассказывать, показывать свои ролики про компанию про самих себя клиентам. Обнаружили, что всем интересно.И мы начали это развивать, причём начали с бюджетных роликов. Как часто это бывает, сразу обнаруживаешь, что на самом деле бюджетные услуги никому не нужны. Нужно делать сразу и хорошо за нормальный бюджет. У нас была перестройка один раз, мы полностью перестраивали направление. И вот оно работает.
Про веб-разработку и готовые решения
А.В. — Это как раз вот к вопросу о Nimax. Я не знаю может это в границах Nimax Interactive. Ты писал, что разработчики и готовые решения должны жить дружно. Одни рекламируют, что вы сделаете это без помощи разработчиков, другие наоборот. Смысл в том, что платформы сейчас появились, которыми можно заменить разработчиков, но они настолько усложнились и сам рынок их испортил, ты писал про это.Вы вывели на рынок причём по таким ценам, которые диктуют условия, они не маленькие. Вы на чем это делаете? На Тильде, на Редимаге или у вас какое-то своё решение?


Н.М. — И то и другое.Мы работаем со SquareSpace, с ReadyMag, с Tilda и с ... не помню уже название, но под каждую конкретную ситуацию мы подбираем то, что нужно в зависимости от специализации платформы. Например, если это e-commerce, то там логично подойдет, например, inSales. Если это какая-то блоговая платформа или, например, отдельные публикации подойдет Medium. Под каждую ситуацию мы подбираем. И как-то ребята уже научились это делать. И мы даже хотели как раз вот делать отдельное направление, пока не столкнулись с тем, что не так-то это и просто. По итогу, когда действительно хочешь сделать хорошо, то сразу становится сложно.


А.В. — Вы же получается, на сайте было написано, может быть сейчас это есть, что вы даже не то что накручиваете, а продаете как раз то же видео направление, в общем контент, который к этому…


Н.М. — Да, да. Форма она есть, но из-за того, что весь контент всё равно приходится производить, то стоимость не всегда удовлетворяет ожиданиям клиента. Клиент думает, что раз готово решение, значит это совсем бюджетное, а по факту уже давно у всех стоимость веб проекта — это в значительной степени проектирование и контент. И форма, она уже имеет смысл только в технически сложных проектах, а для корп. сайтов форма, ну что там …


А.В. — За какие проекты вы не берётесь?


Н.М. — К сожалению, я пока не могу сказать, что мы очень сильно фильтруем клиентов. Почему. Потому что размер компании сейчас больше 60 человек и порядка десятка вакансий. Эту массу людей соответственно нужно обеспечивать работой, поэтому сейчас мы берём большую часть того, что к нам приходит. Конечно фильтруем, если начинается какой-то неадекват, если клиент очевидно не наш, то нет смысла заключать договор. Очень редко бывает, что по идеологическим причинам, но это прям нужно чтобы что-то особенное было. Например, алкоголь, ориентированный на молодежную аудиторию или разные формы лохотронов и мошенничества. Понятно, что это всё убирается. Иногда бывает, что по ценностным причинам не сходимся с клиентом. Например, начинаем общаться и понимаем, что мы вообще из разных историй и можем разойтись. Но честно говоря, в последнее время как-то ощущение, что клиенты очень стали милые.


А.В. — К вам приходишь, меня люди видели в первый раз и из всех разных отделов Nimax все встретили. Может быть это Питер, может быть это Nimax, может быть все вместе. Достаточно было приятно зайти, как домой.


Про направления внутри Nimax
А.В. — Разные направления: видео, медиа — это точки входа в большую компанию или это просто как подразделения, которые подрядчиками являются для компании?


Н.М. — Если я правильно понял вопрос, то сейчас у нас, мы бы хотели чтобы мы были одной точкой входа, как компания, которая предоставляет клиентам разные сервисы и, соответственно, если клиент приходит к нам, он остается с нами долго, потребляя разные виды услуг тогда, когда это нужно. И хорошо, если мы ещё с помощью нашего стратегического направления помогаем клиенту понять, что делать и, соответственно, предлагаем ему наши услуги осмысленно. Пока чаще бывает, что клиент приходит на конкретную услугу, приходит в какой-то отдел отдельный и уже из него потом становится клиентом.


А.В. — Т.е. стартовый бюджет вы можете назвать по каждой услуге, видео или медиа и т.д?


Н.М. — Да. Наш план состоит в том, чтобы стать комплексным агентством, которое не про услуги конкретные, а про планирование и смысл, а уже только потом про разные сервисы, которые мы можем предложить клиенту. В основе всей этой истории стратегия, любой проект начинается со стратегии сейчас.
Про офисы, статистика
А.В. — Я когда подходил к офису такое интересное здание, красный кирпич. Пытался найти вывеску. Интерьер, мебель, офисы ваши достойны отдельного освещения и вопрос такой, вы сами любите мастерить? Потому что в аккаунтах в соц. сетях постоянно вы что-то делаете, строите, красите, переезжаете. Такое ощущение что реально заморачиваетесь на тему стол сделать или дедушкин комод


Н.М. — Среда определяет то как люди действуют. Действительно если создать какие-то треш условия для работы, то и процесс работы, и результат, и мотивация будут такими же. Прошлый наш офис мы старались сделать его очень милым, но промышленное окружение очень сильно влияло. Приходишь на работу, смотришь что вокруг происходит и уже ничего делать не хочется, хочется только пойти домой спать. А здесь мы пытались создать в первую очередь среду и мы периодически что-то делаем сами, стараемся минимизировать например меня как-то коллеги попросили Никита перестань пожалуйста ходить в офисе со стремянкой и что-то подкрашивать, потому что ты выглядишь как идиот. С тех пор у меня правило ничего не делать, только нанимать строителей даже на самые маленькие работы. Кстати это баня, вот это всё здание это бывшая баня. И мы пытались некоторые элементы интерьера, например кафельные подоконники и трубы вентиляции, вот это всё мы пытались сохранить стиль


А.В.— По поводу дресс-кода. У вас была недавно выложена фотка все в черном. Я даже когда поднимался по лестнице девушка забежала за мной в подъезд и я говорю вы наверное из Nimax потому что вы во всем черном. На самом деле все в разном.


Н.М. — Приходят в цветной одежде и идут домой (смеётся). Нет конечно, просто ради одной фотографии.


А.В. — Завершая эту тему, какую-то статистику по офисам. У вас получается три офиса: Москва, Санкт-Петербург и Новосибирск. Можешь дать какую-то статистику? Пошла такая тема сначала Олег Чулаков когда он сказал ребята давайте напишем комментарий в Facebook сколько у кого стоит кв.м, офис, сколько человек работает. Такая инфа я думаю что она вполне открытая. Вот какие-то офисы, сколько человек, кв.м, сколько компания за них платит, если знаешь.


Н.М. — С цифрами сложно будет, но в Москве у нас маленький офис, у нас там 2-3 человека обычно, те кто занимается продажами плюс мы его используем как базу, почти всегда есть кто-то из Питера, кто приезжает на встречи. Офис не большой, буквально метров 40. Честно скажу, я не знаю, сколько он стоит точно, но я знаю, что этот офис стоит около половины того, что стоит весь этот офис (в СПб) на 40 человек. Мы там находимся на Трехгорной мануфактуре (Москва), тоже довольно интересное место. Здесь в СПб у нас метров 370, человек сейчас где-то около 45-50. А в Новосибирске у нас 7 разработчиков и там не очень большой офис. По нашему плану мы должны с сентября куда-то переехать в Нск, во что-то более приличное и начать чуть более агрессивно нанимать..


А.В. — Почему Новосибирск?


Н.М. — Большой город, много технологических вузов, есть другие компании, значит есть откуда взяться программистам. Чуть выгоднее, чем в Питере, но по факту, на самом деле, не очень уже, ситуация изменилась.


Про продуктивность
А.В. — Офис — это где комфортно и продуктивно работать, а ты говорил, что работать нужно не больше, а умнее. Как ты справляешься с проблемами планирования, умения фокусироваться и с делегированием? В любом случае, рано или поздно появляется ….


Н.М. — Мне кажется, что у меня в этой области точно проблемы. У нас есть ребята, которые великолепные операционные менеджеры, у которых всё по полочкам. У меня с этим хуже, я только учусь от них, календарь, планирование по часам каждый день. Проблема сводится к тому, что по идее я должен вести общее планирование по всей компании и ещё и про своё не забывать. Мне сложно сказать, что я хорошо планирую, но по крайней мере всё, что я буду делать, я знаю заранее, и на какой-то интервал времени все долгосрочные задачи, довольно сложно планировать привязывать ко времени, но при этом я пытаюсь выстраивать систему действий вперед, но в таком вот формате, к сожалению, без привязыванию к таймлайну, т.е. по каждому направлению деятельности компании есть план он расписан, но без дат.
Про стратегию развития
А.В. — Ты как директор по развитию куда ведёшь свою компанию? За какие тренды ты зацепился?


Н.М. — У нас есть несколько задач и несколько целей, которые мы перед собой ставим. Основные идеи. Во-первых, мы хотели бы работать не только на российском, но и на иностранном рынке. Постоянного укрупнения клиентов, мы хотим постоянно увеличивать уровень качества и сложность проектов, у нас это получается. Под это, соответственно, нам необходимо очень тщательно в цифрах контролировать всё, что происходит в компании, все параметры, рентабельность, обороты. Безусловно, хотим быть крупной компанией, наш план — расти. Мы видим себя, как большую компанию под 100 сотрудников ближайшее время.


А.В. — Сейчас вам позволяет объём компании работать с зарубежными клиентами? Или вы не работаете?


Н.М. — Пока у нас не очень хорошо это идет, у нас есть разные клиенты. У нас есть нацеленность, но сложно сказать, что это базовый фокус компании. Есть компании, которые изначально созданные и спроектированные так, что их не интересует российский рынок, а интересуют только иностранные клиенты. У нас, к сожалению или к счастью, пока что получается хорошо работать с российскими клиентами. И у нас сейчас, вероятно, в обновлённом портфолио будет очень интересный блок клиентов, в котором будут самые интересные крупные бренды и компании. Из-за этого у нас, к сожалению, иностранный рынок, он постоянно где-то на задворках сознания. Ещё у нас идёт очень большая работа по перестройке внутри, потому что абстрактные цели, хотим вот это, хотим быть такой компаний, хотим быть комплексными поставщиками решений для компаний. Это всё прекрасно, но под это компанию нужно перестраивать. Поэтому есть большой пласт внутреннего, мы называем его инженерингом, когда мы пытаемся конфигурацию компании менять и, наверное, самое интересное про нашу компанию, что мы пытаемся мыслить созданием необходимых нам процессов и необходимой нам инфраструры под эти процессы. Мы планомерно в течение двух последних лет отстраиваем системы компании HR-систему, систему продаж.


А.В. — Т.е. маленькими шагами идёте к большой цели?


Н.М. — Да. 7 человек, например, в системе продаж, при том что полтора года назад не было никого. Система пиара, стратегическое направление, аналитическое направление.


А.В. — Система продаж — это то, что на вход или что значит продажи в твоём понимании?


Н.М. — Обработка пассивных входящих, активные выходы на наших клиентов, система привлечения клиентов. Сейчас пытаемся перейти к такому более осознанному маркетингу, например, у нас в этом году маркетолог появился, который занимается выстраиванием системы маркетинга, пытается сделать, так чтобы наша компания не ждала клиентов, а находила сама клиентов, которые нам нужны.
Про партнёрскую программу
А.В. — И вот как раз вы развиваете всё постепенно может быть какие-то мысли возникали или покупали ли вы другие компании для того чтобы сразу получить какие-то компетенции?


Н.М. — Мне кажется в нашем рынке это модная очень история про якобы покупку, когда компания чуть-чуть побольше находит компанию где-то там чуть подальше и как правило в загибающемся состоянии и в обмен на заказы происходит якобы покупка. На самом деле со стороны это всё забавно выглядит, но почти всегда это не правда. Мы пытались партнерится с компаниями, пытались партнерится очень глубоко.


А.В. — У вас вообще есть партнерская программа?


Н.М. — Да, у нас есть партнерская программа, но нам не нравится, что получается.


А.В. — У вас на сайте где-то это написано?


Н.М. — Да, у нас рекламное направление, преимущественно по рекламе, но мы в целом стараемся взаимно партнёрится с компаниями, с которыми мы дополняем скилы друг друга. Например, для нас идеальный партнер — брендинговое агентство, у которого нет рекламы и нет веб разработки, оно начинает терять рынок из-за того, что не оцифровано. Или наоборот — веб студия, у которой нет брендинга.Мы может как-то взаимно друг друга дополнять, но на самом деле мы каждый день получаем 1-2-3 предложений об аутсорсе. К сожалению, сейчас я даже не отвечаю на такие письма, потому что есть несколько компаний, с которыми мы взаимодействуем, и нам этого достаточно. Пока это плохо получается, передача клиентов между агентствами, она почти всегда заканчивается потерей клиента — это не эффективно. А на аутсорсе нам, к сожалению, это сплошное разочарование. Приведу пример. Мы не позиционируемся, как компания разработчик, как компания программистов, но при этом, когда мы сталкиваемся с аутсортсерами, мы понимаем, что у нас супер классно поставлены все процессы разработки. Потому что тот ад, в который мы иногда попадали, взаимодействуя с подрядчиками... У нас в этом году было несколько эпизодов, после которых мы увеличили количество разработчиков, сейчас порядка 10 разработчиков, и мы ничего не аутсорсим, потому что не хотим.
Про деньги
А.В. — И может быть сложный вопрос, не все на него отвечают. Ты как руководитель направления и развития сколько ты зарабатываешь в месяц?


Н.М. — Я попробую уйти от этого вопроса и скажу так, что поскольку весь заработок он связан с результатами, то бывают кризисные периоды, я не зарабатываю ничего и даже с партнёром теряли. Сколько заработали, столько получили. Но честно говоря, к сожалению, наш бизнес это история довольно рискованная и довольно низко маржинальная. Мы пытаемся с этим бороться, последние несколько лет мы пытаемся стать из компании, которая занимается хобби, компанией, которая всё-таки выстраивает бизнес, и мы пытаемся считать, отлаживать, регламентировать. Мы очень сильно в этом направлении продвинулись, но, честно говоря, не хотел бы я говорить про заработки.
Про хобби
А.В. — Какое у тебя хобби?


Н.М. — Много, но в основном они спортивные. Бег, сноуборд и эпизодические. Мне нравится пробовать разные виды спорта: бокс, плавание, мотоциклы, сёрфинг. Мне нравится пробовать, полгода заниматься, переключаться на что-то другое и постоянно экспериментировать.
Про распорядок дня
А.В. — Вернусь к работе. Сколько часов в день ты работаешь?


Н.М. — Много. Столько сколько нужно. У меня хитрый распорядок дня. Я встаю рано, в 7 часов, начинаю что-то делать. Всё, что важное и самое сложное я делаю дома. В офисе происходят встречи, планёрки, поездки с клиентами. Работы не происходит. Всё, что не успел, я дожимаю вечером. Рабочее время редко вписывается в 8 часов, а в некоторые дни день может начаться в 7 часов утра и закончиться в 10 часов вечера. И это нормально.




Куда развиваться digital-компаниям в 2018?
А.В. — Всё больше стирается граница между онлайном и оффлайном. Об этом говорят агентства, что мы делаем не только онлайн бизнес, а какие-то колоборации. И вообще, в принципе это разделять не стоит.Какие на твой взгляд направления другим агентствам стоит выбрать в 2018 году для развития?


Н.М. — Мне нравится очень подход нашего руководителя веб направления. Мне кажется, что в компаниях есть два режима и два вида услуг, которые отвечает за run, и, по-моему, go. Run — это то, на чем мы зарабатываем прямо сейчас. Эти услуги обычно традиционные, они приносят деньги сейчас и позволяют экспериментировать. Это веб разработка, тоже самое seo. И надо понимать, что эти все услуги по-немножечку отходят в прошлое и находятся в той зоне, в которой надо зарабатывать, но скоро это закончится.


А.В. — Вот и вопрос, когда это закончится, куда надо двигаться, чтобы заранее предостеречь... Не оставляя текущее традиционные услуги, что нужно уже иметь ввиду и чем заниматься, интересоваться?


Н.М. — Экспериментировать. В каждой компании своё, кто-то делает продукты. Точечно — запускать всевозможные продукты, запускать отраслевые решения в тех сферах, у которых у компании наработан опыт. Например, если много работали с компаниями определенной группы, определенной отрасли, — делать для них специализированные продукты.Экспериментировать с чем-то совсем новым: AR, VR. Искать свои ниши. У каждой компании исторически сложились какие-то сильные стороны, кто-то силён в обучении, кто-то в упоротых экспериментах, кто-то силён в запуске клиентских продуктов и может запустить свой. Обычно компании, если поговорить несколько минут, становится понятно, что можно делать. Например, нам очень интересно в качестве новых услуг и направлений, нам интересна стратегия, потому что мы съели много собак на этом, и мы сейчас развиваем направление стратегии и пытаемся продавать свои знания, минуя услуги напрямую, в форме консультирования и разработки стратегии. И нам очень интересна учебная история, потому что мы очень много вкладывались в обучение. У нас сейчас стартует история про событийку и коммерческое обучение, и это связано с нашей историей. Почти всегда ответ на этот вопрос зависит от истории компании.


А.В. — Пилите то, что пилили более эффективно. Экспериментируйте, следите за трендами!


Спасибо, что дочитали до конца!
Теперь можете расшарить этот пост или посетить наш сайт voxweb.ru.
Видео интервью с Никитой Михеенковым, а так же обзор офиса Nimax!
Made on
Tilda