АЛЁ, DIGITAL! ВЫПУСК#1
ДМИТРИЙ ПРОВОТОРОВ
«Сыновья называют меня изобретателем
приложений для телефонов и сайтов»

Алёша с вами!
Сегодня у меня в гостях
Дмитрий Провоторов


Дима — архитектор цифровых продуктов в компании «Мануфактура», предприниматель и отец троих детей!
Дмитрий Провоторов, менеджер продуктов. Возглавляет компанию Мануфактура IT Production & Graphic Design.
Спроектированный под его руководством Sizer стал App of the Week по мнению Apple и был номинирован на The Webby Awards.
Работал над продуктами для YOTAPHONE 2, Аэрофлот, HONDA, ЭКСМО и Digital October. Участник разработки более чем 200 IT-проектов. Регулярно выступает на профильных федеральных и международных IT-мероприятиях: Google Developers Fest, Дизайн Выходные, Dribbble Meetup, РИФ+КИБ. С удовольствием помогает в решении вопросов создания и развития цифровых продуктов.

Канал #provotorovblog в Telegram https://t.me/provotorovblog
Как дизайнер превращается в предпринимателя. 6 отчетов в неделю.

Блог о менеджменте продуктов http://provotorov.com/blog/
Сайт Мануфактуры http://factory.mn
А.В. — Алексей Варламов
Д.П. — Дмитрий Провоторов

Про сайт и собственные проекты Мануфактуры
А.В. — Ты говорил про создание потока заявок, и я вспомнил опять же твоё сообщение, что новый сайт Мануфактуры принёс вам контрактов на несколько миллионов рублей. Скажи, какая у него посещаемость и конверсия из лидов?


Д.П. — Сейчас посещаемость где-то в районе 1000 в день, посетителей.


А.В. — Посетителей или просмотров?


Д.П. — Я думаю просмотров. Посетителей поменьше, 700 где-то. Конверсия... Сложно говорить о конверсии, потому что в большинстве случаев люди идут и пишут на email, и дальше из них вытащить информацию о том, откуда они, что было конечной точкой взаимодействия, был ли это сайт или рейтинг или ещё что-то, очень сложно. Я знаю общую конверсию по лидам в продажу, у меня она 25%, я продаю каждому 4-му, кто пришел ко мне в компанию. Я считаю это хорошим результатом, но это результат прошлого года.


А.В. — Это достигается за счет компетентности менеджеров?


Д.П. — Менеджеров и того, как я помог им подготовиться к продаже.


А.В. — Секрет успеха вашего сайта в том, что там все основано на портфолио, контент вначале, всё остальное вокруг?


Д.П. — Клиенты говорили о том, что они зашли на сайт, они увидели дизайн, им очень понравился дизайн, и поэтому они хотят работать с нами.


А.В. — Т.е. сайт отработал на все 100+%?


Д.П. — Да, безусловно.


А.В. — Как раз о собственных проектах Мануфактуры. Кто генератор идей — ты или команда? Откуда появляются проекты, которые приходят в вашу, так называемую лабораторию, из которой они идут в мир?

Д.П. — По-разному. Чаще всего, есть безусловно какой-то человек, который двигатель идеи. Например, есть Sizer проект, и его я продвигаю активно, он мне интересен. Есть дизайнерские проекты, проекты, которые придумывают дизайнеры внутри своего отдела. У них есть задача, когда есть свободное время, они стараются придумать что-то, что будет интересным, важным, выражать их идеологию или прокачивать их и т.д.


А.В. — Откуда у твоей команды время на реализацию таких проектов? Многие задаются таким вопросом, выступают на конференциях, рассказывают про собственные продукты студии. Почему нужно их делать и как вообще найти время?


Д.П. — У меня по-разному. Например, на некоторые проекты для некоторых членов команды есть один день в неделю, когда они занимаются собственным проектом компании. С другой стороны, есть время, когда где-то мы недопродали часы, и у нас есть коммерческая загрузка не на 100% и есть окно, и можно в это окно чем-то заняться.


А.В. — Какой самый популярный ваш продукт?


Д.П. — Самый популярный, несколько, я бы сказал. Например, опять же вернусь к Sizer, некоторые шутят, говорят: — "Что ты никак не отпустишь эту идею?". Я как раз ее и не отпускаю, потому что там у нас 600 тысяч инсталов (установок) приложения. Он платный, он стоит $1. Есть и бесплатная версия Sizer. Мы его делали ещё на заре мобильной разработки. Там абсолютно нет внутри аналитики, тогда нельзя было много чего делать, что можно делать сейчас. Сейчас мы готовим его к перезапуску, будет новая версия. Мы четко понимаем, что мы хотим от новой версии, там другая система монетизации и есть перспектива посотрудничать с некоторыми европейскими компаниями, которым наши технологии интересны. Поэтому, мы его перезапустим и посмотрим, что из этого выйдет.


А.В. — А что за технология? Есть какая-то необычная составляющая?


Д.П. — У нас есть алгоритм, который позволяет определять, какой размер одежды тебе покупать и снижает процент возвратов одежды для пользователей. Да, есть проблема в онлайн ритейле, что ты никогда не уверен в том, подойдет тебе футболка или не подойдет, которую ты заказываешь. Даже от того же бренда это может быть, потому что сменился сезон, сменилась линейка, по которой отшивают и т.д. Мы разработали систему, которая обучается на основе данных юзеров и следует шаг за шагом с теми изменениями, которые есть на рынке. Плюс, например, возьми сейчас очень большой тренд — шоппинг с Азией, и там ожидание-реальность не соотносятся друг с другом. И мы собираем данные для того, чтобы в какой-то момент предложить решение. Как сделать так, чтобы: ты заказываешь на AliExpress одежду, и она тебе была как раз.


А.В. — Там по-моему не только вопрос Как раз, там вопрос: приходят похожие вещи.


Д.П. — Это другой вопрос. Это мы не решим.

В начале этого года мы были в Барсе (Барселона) и встречались с Zalando и Otto Group, крупные компании на рынке продажи одежды, и они готовы на своем трафике тестировать наши технологии...
Про хакатоны
А.В. — Про хакатон заговорили. Ты в соц.сетях освещал свою поездку в Хельсинки. Расскажи, с каким продуктом вы ездили, что вообще получилось, и что ты вынес из этой поездки?


Д.П. — Да, это был хакатон Junction в Хельсинки. Мы поехали туда с Сайзером (Sizer), про который я уже рассказывал. На тот момент у нас была старая версия, мы хотели делать реланч (перезапуск). У нас готов был только интерфейс, по условиям Junction ты мог приехать с интерфейсом. И мы хотели за эти два дня сделать такой рывок по разработке новой версии.


А.В. — Т.е. у вас готовое приложение в App Store, вы приехали с новым интерфейсом, UI, и хотели за три дня его…?


Д.П. — Там не только новый интерфейс, там перепридуман продукт, перепридумана система монетизации. От старого продукта там осталось не много. Мы с ним зашли. На самом деле, для меня, например, было интересно посмотреть, возможно ли использовать хакатоны как канал по привлечению клиентов, насколько там хорошо работает нетворкинг, что можно, соответственно, оттуда принести именно в ключе сотрудничества.


А.В. — Что-то принес?


Д.П. — Ничего не принес. С Junction ничего не принес. Вот поездка в Барселону на 4 Years From Now (4YFN) в начале года сильно больше дала, чем поездка туда. Но то, что я привез конкретно — это возможность изолироваться и в соревновательном духе рвануть и проделать большой кусок работы. Это очень большая ценность.
Про blockchain, ICO
А.В. — Расскажи, что ты думаешь о blockchain?


Д.П. — Я ждал этот вопрос. Я даже так внутренне готовился, что я отвечу про блокчейн и про весь этот hype (хайп, ажиотаж) вокруг этой истории. Это интересно, у этого есть очень большие перспективы. Очевидно, есть отторжение у определенных людей этой всей истории, но то что там сегодня Сбербанк говорит про blockchain, Россия говорит про blockchain, уже говорит о том, что стоит смотреть на эту технологию, как на перспективную. И пробовать давать себе ответ, как я могу с ней коммуницировать, какие перемены она несет, и что изменится. Например, сейчас набирает гигантские темпы ICO — такое виртуальное IPO, и есть вполне себе обоснованные интересные прогнозы о том, что в какой-то момент времени ICO заменит IPO. На свой страх и риск, грубо говоря, ты определяешь, готов ты вплотную подойти к blockchain или не готов.
Про киберспорт
А.В. — Недавно ты в Facebook искал лишние билеты на мероприятие по киберспорту. Я думаю, что у тебя мало времени играть, зачем тебе это нужно было?


Д.П. — Да, у меня мало времени играть, но киберспорт это 100% entertainment (развлечение) будущего. Поколение людей, которые увлекаются компьютерными играми и киберспортом сегодня, оно растет и оно растет по своему размеру где-то на 10-12% в год и оно растет в том числе в возрасте, т.е. люди, которые увлекались Контр Страйк 10 лет назад, сегодня они могут быть уже топ-менеджерами в компаниях, но при этом они продолжают смотреть стрим (от stream, поток) по CS (Counter-Strike), стрим по доте (Dota), и это, на самом деле, гигантская аудитория, которую я бы как перспективный рынок хотел понимать и следить за тем, что там происходит.
Про detikosmonavty.ru
А.В. — Вчера был понедельник, и вчера были результаты конкурса по проекту Дети Космонавты (detikosmonavty.ru), ты запускал хештег #димабрейся и #диманебрейся. Расскажи про проект и про хештег.


Д.П. — Коротко про Дети-космонавты. К нам в прошлом году обратилось гражданское сообщество Лидер, группа предпринимателей, которая занимается, в том числе благотворительными проектами. У них есть женсовет, жёны предпринимателей. И они довольно много вкладывают в благотворительность в городе и пришли к нам с мыслью о том, что хотелось бы помимо бизнеса, который вкладывает деньги, подключить и обычных людей. Обратиться к ним, как-то до них дотянуться, дать возможность поучаствовать в их деятельности. Они пессимистически относились к интернету, у них был какой-то опыт до этого, не эффективный, по сбору денег для благотворительности, и попросили сделать нас какую-то компанию, которая была бы результативной.


А.В. — Вчера я смотрел вечером, было 2 400 инвесторов, а сегодня днём — 2 300, т.е 100 за полдня прибавилось. Необходимая цифра должна закрыться.


Д.П. — Цифра 100% закроется. Хотя я, если честно, не очень верил в миллион, в 300-400 тысяч рублей. Но в целом, я примерно представляю, сколько людей в интернете в Воронеже активны, и до скольких мы можем дотянуться. И результат уже для меня удивительный.


А.В. — Это же не только Воронеж, ты общаешься с разными людьми, поэтому, я думаю, закинули денег и молодёжь, не только из Воронежа.


Д.П. — Да, конечно.

А.В. — Так по поводу #диманебрейся. Ты, я смотрю, вроде как брит, но не брит.


Д.П. — Я брит. Я уже сбрил, потому-что…

Об идее. Я думал о том, как ещё можно повысить вовлечение людей в этот проект и собрать ещё больше денег. И, так получилось, что по статистике именно Instagram-блогеры давали максимальную отзывчивость со своей аудиторией в этих вопросах. У нас было несколько проектов с инстаграм блогерами, и я подумал, ну чем я не инстаграм блогер, пускай у меня там каких-то крошечные 5 тысяч подписчиков.
ПРО INSTAGRAM
А.В. — Жена у тебя инстаграм блогер, правильно?


Д.П. — Ну можно и так сказать, да.


А.В. — Скажи, ты прокачивал её аккаунт?


Д.П. — Да.


А.В. — Как ты это делал?


Д.П. — До 10 000 она занималась сама. Она делала очень классный контент, и на качественном контенте, наверное, в прошлом году у нее было 10 тыс. Моя цель для неё — это 100 тысяч подписчиков. После этого уже будем более активно работать с рекламой, а сейчас кто приходит, тот приходит. Одно дело, когда на тебя подписываются, клининг компания или продавцы леопардовых шуб, какие-то такие истории. Другое дело, что у неё классный контент, у неё чёткое понимание аудитории, с которой она работает. Она реально открыта к этой аудитории. Буквально на днях мы проводили, мы сейчас въехали в новую квартиру, и мы проводили новоселье.


А.В. — Которую ты ремонтировал и показывал фотки, что там всё было разобрано?


Д.П. — Да, да! Мы купили сталинку и фактически снесли всё, что там было, построили внутри заново всё. И она устроила новоселье для всех своих подписчиков. Сказала: "Все, кто хочет — приходите".


А.В. — В квартиру?



Д.П. — В квартиру, да. Это была такая вечеринка, целый день, с утра до вечера шли люди. Мы ещё не считали, но, думаю, человек 50-70 прошло за день.


А.В. — Чем вы их кормили?


Д.П. — Слушай, да. Мы немного переживали, что не хватит еды. Мы сделали закуски, снеки. Мы сделали лимонад, в бочках стоял. Можно было попивать. Приносили с собой многие, это ж новоселье, люди приносили сладкое в основном.


А.В. — 50-70 просто человек? Не тысяч? )После такого количества квартиру можно было бы менять.)


Д.П. — Да, 50-70 человек.)Знаете, очень многие писали о том, что мы очень стесняемся прийти, мы за тобой следим, но... И вот этот вот барьер. Часто люди на улицах видно, что узнали ее, но чувствуют себя неловко.


А.В. — То есть она в городе становится настолько уже популярной?


Д.П. — Да. Мы живем в центре, там довольно много молодежи, и если она идёт в парк, то 100% она встретится с кем-то из подписчиков.


А.В. — У неё больше 40 тысяч подписчиков, у тебя 5.5 тысяч. Свой инста ты не прокачивал? Тебе это не нужно или у тебя нет времени?



Д.П. — Мне это не нужно. Если у неё всё чётко понятно с аудиторией, с контентом, как строить коммуникацию, то себя я не нашёл. Может я бы и хотел заниматься этим, но не вижу чётко то ядро аудитории, для которой я был бы максимально полезен. Вообще, давай посмотрим на соцсети мои. Фейсбук у меня — чисто профессиональная аудитория. Если я начинаю писать в инстаграм о профессиональных вещах, мне пишут, что они ничего не понимают. Я пытаюсь понять, что там за аудитория, много молодежи, много девушек. В основном им интересны темы успеха, достижений, но не применительно к IT, а в целом по жизни.
Про семью и детей
А.В. — Это всё касается проектов по работе, а твой личный проект семья. У тебя трое детей. Мне всегда было интересно, как ты выстраиваешь с ними отношения, чему ты их учишь. Что у тебя за стратегия?


Д.П. — У меня есть три ключевых темы для сыновей, в которых они должны разбираться. Темы в которых, как мне кажется, любой мужчина должен для себя дать ответы на самые важные вопросы. Первая тема — деньги, вторая тема — это женщины и третья тема — это духовная позиция в этом мире. И по каждой из тем, безусловно, у меня есть с ними какие-то движения, активности, которые им что-то дают или не дают. Сейчас, например, я стараюсь натренировать привычку у себя, час времени максимально продуктивно проводить вместе с ними. Ничто так не воспитывает детей, как когда они видят тебя настоящего, ни в каких-то нотациях, выводах или советах, которые ты им даешь, а когда ты просто проводишь время с детьми и они являются свидетелями того, что делаешь ты. Поэтому я стараюсь их подтаскивать в офис. Они периодически у меня там находятся, видят как я работаю. У Михея (старший сын) как-то были сборы хоккейные, и мы жили вместе, пока жена с остальными двумя жила на даче. Мы жили вместе в городе, вместе готовили еду и вместе были в офисе. Он сидел и смотрел как все работают.


А.В. — Т.е. ты с ними общаешься как со взрослыми?


Д.П. — Да. Эта моя фишка была ещё до того, как у меня появились дети. Я всегда с детьми общался как со взрослыми, и они за это меня ценили, потому что не каждый ребенок любит, когда с ним общаются как с ребенком. И, да, я стараюсь общаться с ними как со взрослыми. Ничего от них не скрывать, быть максимально открытым самому, быть готовым ответить на любой вопрос. Безусловно, мы стараемся их погружать в какие-то области, где они могут соприкоснуться с теми вещами, которые раскроют их талант, помогут обнаружить себя, помогут чему-то научиться.


А.В. — В одном из интервью я слышал, что ты старшего и среднего сына обучаешь программированию. В какой-то школе, самостоятельно и какая цель?


Д.П. — Сначала это было язык программирования Лого. Я просто скачал на iPad программу, где было что-то типа игры с заданиями. Я им объяснял суть задания, и они его старались выполнить. Помимо этого мы занимаемся в академии Хана (ссылка https://ru.khanacademy.org), но это скорее не про программирование, а про математику. Это такой стартап, где ты смотришь видео, такие небольшие уроки, и выполняешь домашнее задание. Помимо этого мы сейчас с ними изучаем Scratch (Скретч), язык программирования для детей, который уже с какой-то лексикой, с кодом, тоже, в том числе, визуально ориентирован. Смотрим на Youtube ролики.
Про отдых
А.В. — Позволь процитировать твои слова. Ты говоришь: "У меня патологическая особенность, я не умею отдыхать". Что для тебя отдых? Отдыхаете вы с семьей? Как часто?


Д.П. — Для меня отдых — это выключить мозги, потому что большая часть моей работы — это работа головой, т.е работа в офисе, и когда я что-то придумываю, что-то прорабатываю, когда моя задача генерировать идеи, генерировать решения, работать над стратегией. Безусловно, для того чтобы разгрузиться, я стараюсь придумать что-то, что поможет выключить голову. Это либо фильмы, либо…


А.В. — Что ты смотришь?


Д.П. — Что смотрю? Иногда сериалы смотрю, иногда фильмы смотрю. Любое качественное кино. Супергеройское кино очень люблю, но отношусь к нему в том числе критически.


А.В. — Marvel или Трансформеры?


Д.П. — И Marvel и Трансформеры. Трансформеры первые хороши, если уж говорить о том, что мне нравится и что не нравится. А супергеройское кино мне нравится в фильмах, в которых не больше одного супергероя, я бы так сказал.
Про планирование и программы
А.В. — Какие программы, сайты, инструменты ты используешь ежедневно? Trello, возможно Telegram, Facebook? Что ты используешь для того чтобы быть продуктивным и всё успевать?


Д.П. — Я использую Trello, однозначно — для визуализации процесса внутри компании, для того, чтобы быстро войти и понять картину по проектам. Какой из них и на какой стадии находится. Использую Google Календарь для того, чтобы не упустить встречи, о которых договаривался. Использую систему Pomodoro для планирования рабочего времени и для того, чтобы трекать рабочее время. Из софта, однозначно, мессенджеры — Telegram в основном, Facebook Messenger и iMessage от Apple.


А.В. — В телеграм, кстати, есть бот помодоро.


Д.П. — Я использую бумажку.


А.В. — Сколько часов в день ты работаешь?


Д.П. — Я работаю где-то 6 часов в день.


А.В. — Когда ты работаешь, тебе важно, чтобы не было шума? Ты работаешь в наушниках, с музыкой?

Д.П. — Я работаю в наушниках, но не с музыкой. Потому что музыка, она такая, у неё есть определенный темп, определённый ритм. Есть музыка, которая нравится, которая не очень нравится. Т.е. она слишком обязывает меня себя слушать. Поэтому, я использую генераторы шума и самый популярный для меня шум — это шум кафе. Настолько популярен для меня, потому что он заглушает гул офиса, когда кто-то что-то обсуждает, чтобы я не отвлекался от задачи, не реагировал на какие-то триггеры типа Тендер, Продали или ещё какие-то.
Как заработать больше на мобильных приложениях?
А.В. — Рынок Mobile по прежнему растет, это классно, и ты можешь рассказать, как заработать больше на мобильных приложениях. Можно рассказать про вебинар KPI для мобильного приложения, который ты делаешь пока для внутренней команды и про проекты на европейский рынок.


Д.П. — Эта тема она полезна для тех, кто либо уже зарабатывает что-то на мобильном приложении и какой-то финансовый поток уже есть, либо у него есть аудитория внутри мобильного приложения, достаточная для того, чтобы начать с ней работать, я думаю, это как минимум десятки тысяч посещений в день. Либо есть проект, стартап, который ты делаешь, у которого есть амбиция этого добиться. Что мы конкретно делаем. Мы, фактически, разбираем продукт на кусочки. Наша основная задача на ранней стадии анализа — понять формулу дохода или формулу успеха, т.е какие KPI (англ. Key Performance Indicators, ключевые показатели эффективности) влияют непосредственно на доход мобильного продукта. Например, если это медиа приложение для СМИ, то они зарабатывают, скорее всего, на рекламе внутри приложения. Для этого, скорее всего, важно количество просмотров экранов, которые делает человек. От количества просмотров зависит impressions с рекламой (рекламные контакты с аудиторией). Количество просмотров в свою очередь зависит как от DAU (Daily Active Users, ежедневные активные пользователи), то есть количество пользователей, которое у тебя есть ежедневно, так и в том числе от ретеншена (retention, удерживание/сохранение аудитории), т.е насколько ты умеешь их возвращать на следующий день. Так и в том числе от того, насколько хорош продукт, насколько им нравится им пользоваться, насколько он удобен, насколько они его поняли. Т.е., таким образом, мы выделяем все KPI, от которых может зависеть доход внутри приложения. Чаще всего это retention, это impressions — если это реклама, это количество пользователей — если это партнёрские какие-то продажи, количество подписок/отписок — если это подписная модель, конверсия продажи и In-App Purchase — если это продажа внутренних каких-то итемов (item). Мы все это разбираем на части и делаем большую таблицу, в которой моделируем ситуации, а что если вот этот показатель вырастет на столько, а этот показатель на столько. И понимаем, на что нужно делать ставку в краткосрочной перспективе, чтобы получить больше дохода, на что в долгосрочной. Просчитываем, какой это уровень дохода, просчитываем, стоит ли вкладывать в это деньги, т.е будет ли у тебя окупаемость инвестиций, за какой срок будет окупаемость инвестиций, если ты вложишься. И дальше, отталкиваясь от этой аналитики, мы строим RoadMap развития продукта (технологическая дорожная карта), т.е что нужно делать сейчас, что нужно делать завтра, что нужно делать в долгосрочную перспективу для того, чтобы продукт приносил больше денег.
Про digital на экспорт
А.В. — Ты рассказывал неоднократно на разных конференциях про digital на экспорт. У вас есть клиенты и офис в Германии. Расскажи, зачем им мы, т.е компании, русские разработчики.


Д.П. — На самом деле, мы очень скромные ребята, которые сидят в России и думают, что они никому не нужны.


А.В. — Вообще, зачем им мы? Они видят в нас какой-то потенциал?


Д.П. — Я во всяком случае так думал. Они видят в нас большой потенциал. Я бы назвал три вещи, которые им максимально интересны в русском разработчике. Первая вещь — это эстетика. Они считают, что Россия — это страна высокой культуры, эстетической. Что у нас музеи, у нас балет, у нас русский определенный стиль, и этот стиль базируется на понимании русской эстетики и русской красоты. Что у нас красивые не только девушки. Они хотят качественный дизайн здесь найти и качественную картинку. И здесь высоки шансы его обнаружить. Некоторые наши немецкие клиенты работают с нами исключительно потому, что они шли к нам за дизайном и сейчас мы уже обслуживаем их компании комплексно, в т.ч. на уровне бизнес девелопмента для их продуктов. Второе, что им интересно это то, что мы кулибины, т.е мы такие прошаренные технические спецы, которым если надо к дедлайну запустить ракету в космос, то они ее запустят. Не факт, что они смогут поставить запуск в космос на поток или, как Маск (Элон Маск), сделать из этого корпорацию, но в космос полетим, станем первыми, успеем. Третий поинт связан с тем, что мы быстрые, на самом деле, для европейского рынка. У них очень бюрократичный подход к продакшену. Они могут интернет-магазин делать год или два года. У нас в России за 2 года ты уже окупишь разработку, во всяком случае, рассчитываешь на это. Поэтому им интересно с нами сотрудничать, потому что мы в какой-то короткий срок можем сделать продукт, и они этот результат уже могут использовать.


А.В. — Как ты получил свой первый проект? Вернее не ты, а компания, Мануфактура на немецком рынке?


Д.П. — Я, если честно, всю цепочку не вспомню. Это были, однозначно, знакомства и рекомендации. Первое, что я делал, это я для себя понял, что нужно идти на западный рынок и начал думать, как я оттуда могу получить заказы. Открыл записную книжку и начал думать, кто мне в этом вопросе может помочь. С кем я могу поговорить, чтобы мне подсказали объяснили и т.д. Я пообщался со своим другом Денисом, оказалось, что в Воронеж приезжает его знакомый Андрей, который сейчас живет и работает в Германии. Мы с ним встретились. Просто как интервью, как мы с тобой. Мне было интересно его видение, как нам идти на западный рынок. Андрей работает в медиа компании в Германии, сегодня она является нашим клиентом. Т.е. мы тогда уже нашли некоторые возможности работать вместе. И дальше уже включается режим, когда мы показали для них на одном проекте хороший результат, получили ещё несколько проектов. В целом мы дальше смотрим на возможность работать со всем концерном, которому принадлежит эта компания, а это сотня медиа проектов. И сейчас мы тестируем каналы статьи, таргетированная рекламная компания, плюс ездили туда на конференции. Одна поездка на конференцию дала нам порядка 50 контактов, с которыми мы дальше работали по возможностям получить от них какую работу, заказы.


А.В. — Какие-то вредные советы можешь дать моим пока ещё несуществующим подписчикам?


Д.П. — О выходе на западный рынок?


А.В. — Что ты понимаешь под западным — это Америка или Европа?


Д.П. — Для меня это Европа. С Америкой мы работали не так, чтобы это можно было назвать чем-то перспективным. Скорее, такие залётные птицы. С Америкой, вот то, что я сегодня имею ответ внутри себя, это то, что нужно туда ехать и там открывать офис. Это очень важный поинт. Америка — это скорее третий шаг. Мне сейчас интересно на первом шаге — это Берлин, Германия. На втором шаге — Торонто, Канада. И на третьем шаге — Сан-Франциско.


А.В. — Почему Канада?


Д.П. — Канада, потому что тоже один из центров IT, который сейчас очень быстро развивается в Торонто. Там довольно горячий рынок на эти услуги.


А.В. — Они по-моему перетягивают сейчас из LA (Los Angeles, California, USA) из долины как раз ресурсы.


Д.П. — Может быть. Но Берлин тоже называют стартап меккой Европы на сегодняшний момент. Но нужно понимать, что Сан-Франциско с его темпами движения и развития, безусловно они сильно впереди, чем тот же Берлин.
Про офисы
А.В. — Статистика какая по офисам по России и по Германии? Сколько человек, сколько кв.м, сколько вы за них платите?


Д.П. — В Германии у нас, грубо говоря, деск в акселераторе и один человек, который занимается в большей степени бизнес девелопментом нашей компании — тестирование каких-то гипотез, некоторые встречи. Сейчас, мы там организовываем первый воркшоп в этом акселераторе. Встречаемся с консалтерами, которые могут поделиться своей экспертизой. Потому что нам в целом интересен рынок, который довольно консервативный, это рынок больших компаний, рынок корпораций и туда нужно понять, каким образом мы будем заходить, чтобы получать клиентов.


А.В. — Как вы сидите в акселераторе? Там ведь нужно с каким-то проектом быть?


Д.П. — Не обязательно. Там есть разные типы акселераторов. Есть акселератор, при котором есть что-то типа коворкинга, где ты можешь снимать место.


А.В. — А в Воронеже?



Д.П. — В Воронеже 30 человек в продакшене.


А.В. — Кв.м, стоимость аренды?


Д.П. — Сейчас 120 квадратных метров, где-то по 600 рублей за квадрат. И сейчас мы ищем место, куда мы переедем. Т.к. людей много, нам уже тесновато в помещении, и мы смотрим 300 квадратов, но там цены уже повыше. Где-то 750-1500 руб за квадрат.


А.В. — Спасибо, Дима!


Д.П. — Спасибо, что пригласил, Алёша!
Спасибо, что дочитали до конца!
Теперь можете расшарить этот пост или посетить наш сайт voxweb.ru.
Видео интервью
с Дмитрием Провоторовым
Made on
Tilda